Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  2. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  3. В Беларуси появились четыре новых генерала. Один из них прославился тем, что стрелял в подростка
  4. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  5. «Мы знаем, из-за чего конкретно Путин убил Алексея три дня назад». Жена Навального заявила, что продолжит его дело
  6. Армия РФ снизила темп наступления на Авдеевском направлении и активизировалась на Запорожском — продвигается к Работино. Главное из сводок
  7. Украина расследует расстрелы военнопленных в Авдеевке и Веселом
  8. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  9. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  10. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  11. Пять минут вашего времени — и польская налоговая служба отправит «Зеркалу» деньги. Рассказываем о простом и безопасном способе помочь редакции
  12. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  13. «Приняли решение, а почему не реализовали, почему эта мать не могла накормить этих детей?» Генпрокурор — о трагедии в Орше


Министерство культуры России высказало готовность адресно посодействовать поиску белорусских культурных ценностей. Условие для этого — предъявление копии учетных документов, которые подтвердили бы, что предметы до Второй мировой войны принадлежали музеям БССР, пишет государственная газета «Культура».

Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»
Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»

Как отмечает издание, в последнее время (точные даты не приводятся) белорусы активизировали попытки вернуть свое наследие. Например, через МИД Беларуси было направлено восемь запросов в посольство РФ и один — в посольство Грузии.

Что касается результатов, то за 2023 год в Беларусь было возвращено 318 оригинальных культурных ценностей (для сравнения: за 2021 и 2022 год — 24 оригинала). Но из каких стран были возвращены ценности, не указывается. Например, упоминается, что в 2023-м родные художника Марка Шагала подарили 66 книг (в том числе с оригинальной графикой) музею Шагала в Витебске. Из Германии в Национальную библиотеку передали две книги из собрания Хрептовича. Жительница Санкт-Петербурга вернула в Гомельскую епархию 59 книг Иоанна Кормянского (Гашкевича), канонизированного РПЦ и т.п.

В теперешних условиях возвращение любой культурной ценности сродни чуду. Важнейшая причина этому — законодательство. Например, в России действует закон от 1998 года «О ценностях, перемещенных в РФ в результате Второй мировой войны и ее последствий». Согласно документу, подавляющее большинство этих предметов искусства теперь считаются культурным наследием России и не могут быть вывезены или переданы другим странам.

Процитируем важнейшие пункты закона:

Статья 6. Все перемещенные культурные ценности, ввезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию и находящиеся на территории Российской Федерации, за исключениями, предусмотренными статьями 7 и 8 настоящего Федерального закона, являются достоянием Российской Федерации и находятся в федеральной собственности.

Статья 7. 1. Положения статьи 6 настоящего Федерального закона не затрагивают право собственности Республики Белоруссия, Латвийской Республики, Литовской Республики, Республики Молдова, Украины и Эстонской Республики на предметы культуры, которые могли оказаться в составе перемещенных культурных ценностей, но были разграблены и вывезены в период Второй мировой войны Германией и (или) ее военными союзниками не с территории РСФСР, а с территорий Белорусской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Молдавской ССР, Украинской ССР и Эстонской ССР и составляли национальное достояние указанных, а не других союзных республик, входивших в состав Союза ССР в границах на 1 февраля 1950 года.

2. Предметы культуры, указанные в пункте 1 настоящей статьи, могут быть переданы [этим республикам] <…> при их согласии обеспечить на основе принципа взаимности такой же подход к культурным ценностям Российской Федерации, перемещенным из бывших неприятельских государств в Союз ССР и находящимся на их территориях.

Статья 8. <…>. Под действие статей 6 и 7 настоящего Федерального закона не подпадают следующие перемещенные культурные ценности:

1) культурные ценности заинтересованных государств, насильственно изъятые и незаконно вывезенные с их территорий бывшими неприятельскими государствами;

2) культурные ценности, которые являлись собственностью религиозных организаций или частных благотворительных учреждений, использовались исключительно в религиозных или благотворительных целях и не служили интересам милитаризма (или) нацизма (фашизма);

3) культурные ценности, которые принадлежали лицам, лишенным этих ценностей в связи с их активной борьбой против нацизма (фашизма), в том числе в связи с их участием в национальном сопротивлении оккупационным режимам бывших неприятельских государств и коллаборационистским режимам, и (или) в связи с их расовой, религиозной или национальной принадлежностью.

Формально по этому документу белорусские ценности действительно можно попросить вернуть, но по факту сделать это практически невозможно. Причина в недостаточном количестве информации о хранящихся в России предметах, а также в самих формулировках российского закона. «Российский законодатель, предусмотрев возможность истребования, в том числе и Республикой Беларусь, своих культурных ценностей, в то же время закре­пил нормативные условия, сильно затрудняющие воплощение в жизнь данной возможности, видимо, в целях сохранения права собственности и максимальной защиты находящихся на его территории перемещенных культурных ценностей от законных претензий бывших советских республик», — считает юрист Эдуард Король.

Между тем, как отмечал в феврале 2020 года канал СТВ, «почти 90% того, что отдавалось [во время войны] в [советский] тыл на вроде бы временное хранение (и этому есть письменные доказательства), так на родину и не вернулось».